Принятые в ноябре 2017 года постановления Правительства РФ временно перевели ряд строительных объектов в категорию «закрытых». Теперь СРО не могут ни получать информацию об участии своих организаций в аукционах на строительство этих объектов, ни контролировать надлежащее исполнение подрядных договоров, ни выезжать с проверками на стройплощадки. В этой ситуации СРО намерены отказаться от финансовой ответственности по договорам подряда своих организаций, работающих на закрытых стройках. Иначе они рискуют оказаться перед необходимостью возмещать средствами компфондов ущерб или срыв контрактов, о которых им ничего не известно.

Последствия очередной законодательной коллизии обсудили участники первого из круглых столов, которые организованы саморегулируемыми организациями в рамках подготовки к XVIII практической конференции «Развитие строительного комплекса Санкт-Петербурга и Ленинградской области».


Напомним
, что согласно ч. 3 ст. 8 Градостроительного кодекса РФ, с 1 июля 2017 года саморегулируемые организации несут ответственность за выполнение договоров, заключенных членами СРО с использованием конкурентных способов определения победителя аукциона и за своевременным пополнением компфондов обеспечения договорных обязательств (ОДО). Отслеживать участие членов СРО в госзакупках и условия заключенных контрактов саморегулируемым организациям рекомендовано по данным открытого источника — Единой информационной системы (ЕИС) в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

Однако Постановление Правительства РФ от 27 ноября 2017 года № 1428 «Об особенностях осуществления закупки для нужд обороны страны и безопасности государства» вывело из открытого доступа сведения об аукционах, организованных целым рядом заказчиков. Теперь информация о заключенных договорах со структурами Минобороны, ФСБ, Службы внешней разведки должна размещаться в реестре контрактов, содержащих сведения, составляющих государственную тайну. Сведения о банковских гарантиях также подлежат включению в закрытый реестр, а сам аукцион может проводиться только с применением автоматизированной системы торгов государственного оборонного заказа. Еще одно Постановление от 27 ноября 2017 года № 1428 приостанавливает действие подпунктов «е» и «к» п. 2 Правил ведения реестра договоров. Иными словами, оно исключает из реестра сведения о поставщике (подрядчике, исполнителе) и информацию о договорах с субподрядчиком. Оба документа действуют до 1 июля 2018 года, но мало кто из строителей сомневается в том, что они не будут продлены.

Таким образом из зоны ответственности строительных СРО выпадают договоры на значительную общую сумму. Например, Минобороны в 2017 году намеревалось потратить на капитальное строительство военных объектов разного назначения, в том числе социальные, более 118 млрд рублей, а годом ранее отчиталось о строительстве более 2,5 тыс. зданий и сооружений разного назначения общей площадью 2,7 млн кв. м.

Вместе с тем субсидиарную ответственность за исполнение госконтрактов никто не отменял, и требовательность силовых структур к срокам исполнения договоров строительного подряда хорошо известна. «Мы рискуем уйти в серьезные издержки в случае невыполнения объекта в срок, — пояснил модератор круглого стола Председатель совета Ассоциации СРО «Содружество Строителей» Сергей Жаков. — Заказчик может обратиться в суд, чтобы взыскать неустойку с подрядчика, а СРО вынуждена будет отвечать за ненадлежащее выполнение договора частью компфонда ОДО – до 25% его объема. Получается, что мы будет отвечать за договоры, которые не контролируем и о которых ничего не знаем». Кроме того, как отметил директор СРО А КСК «СОЮЗПЕТРОСТРОЙ-СТАНДАРТ» Михаил Саленко, проблема коснется каждого члена СРО, который участвовал в формировании компфонда ОДО, так как ему придется возмещать часть взысканных заказчиком средств.

По словам начальника Контрольного управления СРО Союз «Строители Петербурга» Зои Войновой, у специалистов саморегулируемой организации обычно нет допуска на закрытые объекты. Но когда дело дойдет до контроля исполнения требований стандартов СТО на процессы выполнения работ, им придется оформлять допуски по требуемым уровням секретности. «Иначе саморегулируемая организация не может нести ответственность за объект, так как не контролирует деятельности своих членов, — говорит эксперт. – Альтернативный вариант — застраховать контракт, но для этого страховой компании нужно контракт предъявить, а без допуска нам его никто не даст». Есть и другие проблемы: если контрольный орган выявит недостатки на закрытом объекте, то он должен будет передать результат проверки в дисциплинарный комитет СРО, следовательно, его специалистам тоже понадобится допуск к информации, составляющей государственную тайну.

С учетом этих обстоятельств участники круглого стола пришли к выводу, что наиболее целесообразным было бы вывести подобные договоры из зоны ответственности СРО. Собравшиеся также решили выслать запрос по разъяснению позиции Национального объединения строителей (НОСТРОЙ) с тем, чтобы получить ответ регулятора и вернуться к вопросам контроля за деятельностью членов СРО на закрытых объектах в ходе конференции «Развитие строительного комплекса Санкт-Петербурга и Ленинградской области», которая пройдет 29 марта 2018 года.

Татьяна Рейтер
Специально для Информационного портала «Все о саморегулировании» (Все о СРО)
www.all-sro.ru